Интервью: Президент РАН ищет новый путь для академии

 

Научное сообщество России переживает сейчас мучительные перемены. В прошлом месяце влиятельную Российскую академию наук (РАН) заставили слиться с двумя другими академиями – медицинской и сельскохозяйственной. Закон, который предписал эти перемены, также создал Федеральное агентство научных организаций (ФАНО), контролирующее объединенную академию и ее активы. По словам президента Владимира Путина, эти реформы должны вернуть ослабевшей российской науке былую славу. Впрочем, критики видят в происходящем махинации людей из окружения президента, которые стремятся ослабить академию или наложить руки на ее имущество, оцениваемое в 10 миллиардов долларов.

В интервью ScienceInsider 68-летний президент РАН Владимир Фортов, известный специалист по физике плазмы, критикует то, как реформа была навязана научному сообществу, и доказывает, что с противниками академии следует сотрудничать, а не бороться. Для большей краткости и ясности его ответы были отредактированы.

ScienceInsider: Почему правительство реформирует РАН?

Владимир Фортов: В Российской академии наук уже шли реформы, но и обществу, и руководству страны это было не очевидно. Поэтому руководство решило применить свой собственный план действий. Это был план более быстрых и радикальных реформ, разработанный без должных консультаций с учеными. Правительство сочло правильным объединить академии в общую структуру, соответствующую его представлениям о современных тенденциях.

Разумеется, причины считать, что Академия наук нуждается в переменах, были. Мы видели эти причины и начали заниматься данными проблемами, как только меня избрали президентом РАН. Почему же именно в этот момент нам навязали реформу? На мой взгляд, это было ошибкой. Правительство предпочло позицию неких заинтересованных бюрократов позиции ученых.

Согласно закону, в прошлом месяце РАН слилась с еще двумя академиями. Означает ли это, что РАН прекратила существовать?

– 8 февраля Российская академия наук отпраздновала свое 290-летие. Сможет ли она отпраздновать свое 300-летие через десять лет? Многое зависит от того, как закон о реформе будет интерпретироваться и проводиться в жизнь.

Научно-исследовательские институты РАН были переданы в ведение ФАНО, и в связи с этим перед академией стоит задача сохранить их исследовательский потенциал. Однако с реалистической точки зрения приходится признать, что в будущем весь корпус НИИ может уменьшиться.

Когда реформа закончится, какую страну Россия будет напоминать с точки зрения организации научных исследований? Ищете ли вы сейчас новую модель?

– Боюсь, что это будет модель, которую знаменитый русский писатель Николай Гоголь описал в своей пьесе «Женитьба» – там, где невеста решает, кого из женихов ей выбрать. В наши дни в России модно заимствовать из-за границы внешние черты, не уделяя достаточного внимания содержанию.

Как будут управляться объединившиеся академии?

– Сейчас я возглавляю новую Российскую академию наук, объединившую в себе три академии: основную РАН, Российскую академию сельскохозяйственных наук и Российскую академию медицинских наук. Мы готовимся к первому общему заседанию академии, которое должно будет пройти в конце марта. На нем будут приняты уставы, проясняющие вопросы управления РАН.

Как Вы относитесь к тому, что закон отменяет звание члена-корреспондента?

– Мы сумели добиться отмены исходно присутствовавшей в законопроекте схемы прямого приема всех членов-корреспондентов в академики. Теперь им придется проходить через процедуру выборов. Однако статус академика все равно девальвировался из-за того, что выросло число его обладателей. Это все равно, что включить печатный станок и напечатать в три раза больше денег. Естественно, валюта в таком случае обесценится.

Широко обсуждается вопрос о том, как скажутся слияние академий и бюджетные соображения на ученых из институтов РАН. Какой процент из 55 тысяч ученых, по-вашему, потеряет работу в 2014 году?

– Вопросы сокращения персонала не входят сейчас в компетенцию РАН и, по крайней мере, в ближайшее время не будут рассматриваться РАН.
На Ваш взгляд, не вызовет ли этот закон утечку мозгов из России?
– Без всякого сомнения, утечка мозгов последует. Она уже чувствуется, особенно, среди молодежи.
Вы говорили, что готовы сотрудничать с директором ФАНО Михаилом Котюковым. Однако многие полагают, что Вам следовало бы занять более агрессивную позицию в борьбе за будущее РАН. Как Вы будете представлять интересы ученых академии в предстоящие трудные недели?
– Мы, ученые, хорошо знакомы с математической теорией игр и понимаем, какие стратегии могут привести к победе или как минимум к ничьей, а какие – только к поражению. Агрессивные стратегии выигрышны только в одном случае – если у тебя многократное преимущество по силам. В противном случае разумнее использовать переговоры, то есть кооперативную стратегию. Метаться из стороны в сторону и менять стратегии в зависимости от успеха или неудач в разрешении отдельных вопросов – значит только ухудшать дело. Поэтому мы с Президиумом РАН, подавив эмоции, избрали такую линию поведения, и многие ученые и члены академии нас поддержали. Я по-прежнему ее придерживаюсь и по-прежнему считаю принятые мной решения правильными. Я убежден, что за последние полгода мы добились для академических ученых большего, чем могли бы добиться парой агрессивных атак.

В какой степени направления исследований будут продолжать определяться самими исследователями? Скажем, сотрудники Математического института имени Стеклова сообщают, что новые распоряжения ограничивают область их исследований финансами, молекулярной биологией и прочими прикладными сферами. Области, прославившие институт — например, геометрия, топология и алгебра, — не будут больше поддерживаться. Как Вы смотрите на этот вопрос и какие рычаги у Вас будут в новой системе?

– Это один из самых трудных и актуальных вопросов. Посмотрим, как все будет выглядеть на практике. Однако, судя по общему состоянию нашей экономики, финансовая поддержка науки вряд ли будет возрастать. Поэтому некоторые направления пострадают.

Оглядываясь назад, как Вы считаете, могли ли Вы что-нибудь сделать в прошедшие месяцы, что улучшило бы перспективы РАН?

– Жаль, что мы не подготовились тщательнее и серьезнее к проработке юридических тонкостей закона и не добились официальных переговоров, результаты которых были бы зафиксированы письменно. В нынешней России устные соглашения работают плохо.

(“Science”, США)
Ричард Стоун (Richard Stone)
14/02/2014

http://www.ras.ru/news/shownews.aspx?id=6509e829-e695-4c18-b5d1-60dbb8aa997c#content

 

 

Поделиться:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники
  • Print

Резолюция

Зиборов В.А. “Экономическая галерея новой экономики”



Тихонов Д. Н. “Эффективное бизнес образование”



Тихонов Д. Н. “Эффективный менеджмент”



Пелехатый М. М. “Фокусы языка”



Зорин И.Ю. «Мастер класс по самообороне для офисных работников»



Виноградов Б.А. «Компетенции руководителя в сфере финансового контроля»



Пелехатый М.М. «Техники и технологии НЛП в переговорах»



Фурта С.Д. «Управление проектами»



Чушкин В.И. «Бизнес-аспекты евразийского интеграционного процесса»