Cборник «РАН глазами прессы за апрель 2013». Сергей Рогов: «Без экономической основы России и США будет очень трудно сформировать стабильные отношения»

 

Сергей Михайлович Рогов

В ходе проходящей в Москве с 28 марта по 4 апреля встречи бывших послов России и США обе стороны в совместном заявлении призвали правительства и деловые круги двух стран «к совместной работе над рядом амбициозных и конкретных задач, чтобы утроить объем торговли и инвестиций между нашими странами в ближайшие пять лет». Встреча послов приурочена к 80-летию установления дипломатических отношений между СССР и США.

 

О вызовах и возможностях двусторонних отношений в эксклюзивном интервью ИТАР- ТАСС рассказал инициатор встречи послов, директор Института США и Канады РАН, академик Сергей Рогов.

 

– Сергей Михайлович, юбилейная дата дипотношений – хороший повод вспомнить, как все начиналось.

 

– Да, 80 лет – важная дата. Но не стоит забывать, что наши отношения с США начались еще в 1803 году, когда будущий 6-й президент США Джон Куинси Адамс приехал в Санкт-Петербург. Кстати, еще один будущий 15-й президент США Джеймс Бьюкенен, предшественник Линкольна, был американским послом в царской России в середине ХIХ века.

 

В наших отношениях за последние 200 с лишним лет были разные периоды. При этом не будем   забывать,   что   США   стали   последней   страной   Запада,   которая   установила отношения с СССР.

Но на протяжении веков мы четырежды были союзниками или почти союзниками. Во время американской войны за независимость императрица Екатерина объявила вооруженный нейтралитет, поскольку англичане пытались блокировать северо- американские колонии. Эта была фактическая поддержка колонистов в борьбе с Англией, которая была противником России.

 

Во время гражданской войны в США царь Александр II направил остатки уцелевшего в проигранной Крымской войне русского флота в Нью-Йорк и Сан-Франциско с инструкцией: если опять начнется война с Англией, русские корабли должны были на Атлантическом и Тихом океане вести операцию против англичан. При этом сохранялась угроза возобновления Крымской войны.

 

Мы  с  США  были  союзниками,  правда,  недолго  в  первую  мировую  войну  –  против Германии. Были союзникам во вторую мировую войну, что общеизвестно.

 

Это означает, что в многополярном мире мы не были врагами и у нас были общие противники. Сначала Великобритания, затем Германия и Япония.

 

Потом началась «холодная война», мир стал биполярным. СССР и США были непримиримыми соперниками. Все это до сих пор накладывает отпечаток на наши отношения, хотя «холодная война» окончилась 20 с лишним лет назад, исчезли причины для нее. Но пока настоящего партнерства между Россией и США не получилось, хотя много раз его провозглашали еще Ельцин с Бушем-старшим, потом Клинтон с Ельциным, потом Путин с Бушем-младшим. Это было связано с тем, что после развала Советского Союза Америка попыталась консолидировать однополярный мир. Нам это, естественно, не нравилось. Америка перестала считаться с Россией как с равноправным партнером.

 

Но при Буше-младшем США перенапрягли свои силы, оказались в состоянии тяжелого кризиса, мир стал опять многополярным. В этой связи возникает вопрос – можем ли мы с Америкой, как и раньше, быть партнерами, а не соперниками?

 

Говорить о союзничестве преждевременно, потому что союзничество предполагает вопрос – против кого? Против Китая? Спасибо, не надо. Тем не менее, возможности для того, чтобы договориться о союзничестве, есть.

 

Этому призвана содействовать и встреча бывших послов (впервые такую встречу я проводил 10 лет назад в честь 70-летия установления дипотношений). Тогда собрались 10 бывших послов двух стран, еще были живы Анатолий Добрынин и Юлий Воронцов. Кладезь   мудрости   и   опыта   таких   выдающихся   дипломатов   заложил   основы   для наполнения повестки дня новых подобных мероприятий. Ныне в Москве встречаются с российской стороны Александр Бессмертных, Виктор Комплектов, Юрий Дубинин, Владимир Лукин. С американской стороны – Джеймс Коллинз, Джек Мэтлок, Томас Пикеринг, Александр Вершбоу, Джон Байерли. Вершбоу сейчас является заместителем генсека НАТО, он принимает участие во встрече послов в качестве частного лица.

 

Все эти люди хорошо знают друг друга и те проблемы, которые существуют между нашими странами. В свое время они очень много сделали для решения спорных вопросов. В значительной степени благодаря их усилиям холодная война и закончилась. Не надо истолковывать эти встречи как официальные переговоры. Тем не менее ,послы приняли совместное заявление, в котором изложили свои взгляды на ключевые вопросы сотрудничества и свои предложения.

Бывшие послы встретились с нынешними – Сергеем Кисляком и Майклом Макфолом.

 

Министр иностранных дел Сергей Лавров устроил обед в честь дуайенов дипломатии, предстоит их встреча с академиком Евгением Примаковым, с секретарем Совета безопасности РФ Николаем Патрушевым. Эти мероприятия важны и полезны для того, чтобы придать новый импульс российско-американским отношениям.

 

– Сейчас, когда, казалось бы, между Россией и США нет идеологических разногласий (обе   страны   называют   себя   демократическими),   то   и   дело   прорывается   эхо «холодной войны». Достойно ли это наших отношений?

 

– В принципе в российско-американских отношениях сложился порочный цикл: конфронтация, потепление, разрядка, охлаждение, новая конфронтация. И по этому порочному кругу мы все время движемся. Последний раз отношения между нами обострились в 2008 году во время конфликта вокруг Южной Осетии.

 

Но Обама не стал доводить дела до конфронтации, вместо этого провозгласил перезагрузку, и мы смогли добиться немалых успехов: подписали новый договор СНВ, было заключено важное соглашение о сотрудничестве в ядерной сфере – так называемое Соглашение 1-2-3 по мирному атому. Была отменена поправка Джексона-Вэника. Тем не менее повестка дня перезагрузки была исчерпана, и прогресс в отношениях остановился.

 

– Следует ли понимать ваши слова как самокритику? Кто должен наполнять повестку дня новым содержанием?

 

– Понимаете, российско-американские отношения подобны езде на велосипеде. Пока велосипедист крутит педали, он едет вперед, а как только останавливается – может свалиться. Началось охлаждение отношений, появились признаки того, что можно назвать ремилитаризацией и реидеологизацией. Как в годы холодной войны, когда гонка вооружений и идеологическая борьба были основным содержанием советско- американских отношений.

 

Конечно, в двусторонних отношениях было бы несправедливо возлагать всю ответственность  только  на  американцев.  Но  новую  гонку  вооружений  начали  при Джордже  Буше  именно  они.  То,  что  Буш  разорвал  договор  по  ПРО,  нанесло  очень сильный удар по стратегической стабильности. Проблема ПРО выдвинулась на первый план как угроза того, что США пытаются добиться абсолютного превосходства над Россией.

 

Реидеологизация связана со многими факторами. К сожалению, прошлый год – год президентских выборов, показал, что выборы плохо влияют на двусторонние отношения.

 

Стереотипы холодной войны живучи. Бывшая госсекретарь США Хиллари Клинтон в конце прошлого года сказала, что Россия пытается провести советизацию Восточной Европы. Господи! Мы и советизацию России не проводим!

 

Митт Ромни, кандидат в президенты США от Республиканской партии на прошлогодних выборах,  заявил,  что  Советский  Союз  является  геополитическим  врагом  США  номер один. Для него Россия по-прежнему – Советский Союз.

 

И у нас накал антиамериканизма оказался высок. Этому посодействовали СМИ в России и США.  «Закон  Магнитского»  во  многом  свел  на  нет  позитивные  последствия  отмены поправки Джексона-Вэника. Причем, «закон Магнитского», к сожалению, был принят в наихудшем варианте. Варианта было два: закон палаты представителей, где речь шла о санкциях только против российских чиновников. И сенатский вариант, где речь шла о санкциях против любых нарушителей прав человека во всем мире. Но принята была узкая трактовка – только против России, а вот Пакистан, Саудовская Аравия и т.д. остались за скобками – мол, пожалуйста, им можно.

 

Последовала  крайне  эмоциональная  реакция  с  нашей  стороны:  Закон  Димы  Яковлева плюс Закон о регистрации НКО в качестве иностранных агентов. Правда, за образец в случае с НКО был принят старый американский закон, но речь о том, что опять на первый план выдвинут принцип: Восток есть Восток, Запад есть Запад и вместе им не сойтись.

 

Однако в стадию конфронтации, полагаю, Россия и США не вступят. Обама в прошлом году обещал проявить гибкость, и две недели назад его администрация объявила о том, что проводит реструктуризацию своей программы по ПРО. Суть ее состоит в том, что Штаты аннулируют программу создания противоракеты СМ-3 Блок 2Б, которая должна была быть развернута в конце нынешнего – начале будущего десятилетия в Польше и Румынии. Но самое главное – ее предполагалось разместить и на море, оснастить ею десятки кораблей американского флота. Противоракета должна была иметь такие характеристики, которые теоретически позволяли перехватывать межконтинентальные ракеты.   Обама   отказался   от   создания   этой   системы,   но   вместо   нее   американцы наращивают число стратегических перехватчиков Джи-Би-Ай на Аляске – с 30 до 44. Правда, Договор по ПРО, из которого США вышли в 2002 году, позволял иметь 100 перехватчиков. У нас же вокруг Москвы продолжает функционировать наша система ПРО с 68 перехватчиками.

 

По моему прогнозу (так считают и многие другие эксперты), в течение ближайшего десятилетия у американцев как не было, так и не будет такой стратегической программы ПРО, которая угрожала бы силам России. Будет ограниченная ПРО, но для нас это не угроза. Другие версии перехватчика СМ-3 не имеют технических характеристик, которые позволяют перехватывать межконтинентальные ракеты. Скорость у них не та, дальность не та.

 

Это позволяет нам начать переговоры, которые позволили бы добиться компромисса. К этому призвали и бывшие послы России и США.

 

– Какие подводные камни вы видите на пути возобновления конструктивных переговоров?

 

– К сожалению, расстановка сил на политической арене США для нас непростая. Администрация Обамы не хочет антагонизировать Москву. Но Республиканская партия заняла однозначно антироссийскую позицию. Для них главное – это поскорее развернуть стратегическую ПРО и начать сдерживание России.

 

Поэтому новый договор по ПРО невозможен. Это серьезная проблема. Но тем не менее все равно еще лет 10 (это срок действия нынешнего договора СНВ) стратегическая ПРО с космическим, воздушным и морскими эшелонами не будет существовать. Это дает возможность для достижения компромиссных договоренностей России и США.

 

Проблема в том, что республиканцы когда-нибудь победят на выборах. Такое там регулярно  случается.  И  что  тогда?  Опять  все  развернется  на  180  градусов?  Это обстоятельство создает ощущение неуверенности. И когда Обама хочет продолжить сокращение ядерного оружия, у нас возникает сомнение – надо ли это делать?

 

Дело не только в ядерных вооружениях. В мире произошли очень серьезные изменения. Во-первых, мир становится многополярным. Поэтому стратегическая стабильность не может ограничиваться только Москвой и Вашингтоном. Есть еще Пекин, есть целый ряд серьезных игроков. И даже если мы с американцами обо всем договоримся, это не значит, что другие центры силы захотят оставаться в стороне.

 

Второе – информационная революция, которая позволила создать обычное высокоточное оружие. Лидером тут являются США. К сожалению, мы очень сильно отстаем.

 

Существует целый ряд систем, которые без ядерной начинки позволяют поражать стратегические цели. Разрабатываются и новые подобные системы. Существует опасность размещения оружия в космосе. И еще такая новая угроза, как кибератаки. Эти неядерные стратегические средства не являются оружием массового поражения, но они могут парализовать  экономику,  политическое  руководство,  вооруженные  силы,  вызвать массовый хаос.

 

Пока нет ясности, как решать эти проблемы, но разговор об этом начинать надо. Американцы готовы договариваться с нами о заключении соглашений по ядерному оружию, где существует паритет. А там, где у них преимущество – это ПРО и другие неядерные вооружения – США договариваться не торопятся.

 

Таким образом, новая многополярная конфигурация мира и новые военные технологии – очень серьезная и проблема.

 

– А каковы перспективы экономического сотрудничества России и США?

 

– Слабость российско-американских отношений заключается именно в том, что экономическая составляющая у нас по-прежнему очень слаба. Торговый оборот России и США в 10 раз меньше, чем с Европейским Союзом, в два с лишним раза меньше, чем с Китаем. В глобальном мире именно экономические связи создают взаимозависимость. Отмена поправки Джексона-Вэника, казалось бы, дает возможность развивать деловые отношения. Но пока этого не происходит.

 

К  тому  же  так  называемая  сланцевая  революция  ведет  к  тому,  что  Америка  может добиться   энергетической   независимости.   Тот   рост   торговли,   который   произошел несколько лет назад за счет наших поставок нефти в США, может прекратиться и даже наоборот – Америка может стать нашим конкурентом: сланцевый газ сбивает цены на природный газ. А США собираются экспортировать свой сланцевый газ.

 

Без  создания  экономической  составляющей,  экономической  основы  наших  отношений они всегда будут хрупкими, подверженными разного рода политическим конъюнктурным подоплекам. Поэтому бывшие послы призвали правительства и деловые круги двух стран «к совместной работе над рядом амбициозных и конкретных задач, чтобы утроить объем торговли и инвестиций между нашими странами в ближайшие пять лет». Кроме того, была организована встреча в Российско-американском совете делового сотрудничества.

 

– Что вы предлагаете для создания делового климата?

– В Америке нет влиятельных лоббистских групп, которые бы выступали за улучшение российско-американских отношений. Есть противники в лице неоконсерваторов и военно- промышленного комплекса, а пророссийского лобби нет. Вот прокитайское лобби есть, потому что объем торговли между КНР и США составляет почти 500 млрд долларов.

 

Зачастую в нашем обществе тоже превалируют антиамериканские настроения и взгляды.

 

В чем-то это неизбежно. В свое время, в 50-60 е годы во Франции был очень сильный антиамериканский бумеранг, когда французы стали запрещать английскую терминологию, а кончилось дело тем, что штаб-квартиру НАТО выгнали из Парижа. Слишком сильным было американское присутствие, в том числе и культурное давление. У нас американская массовая культура, увы, тоже господствует, в том числе на телевидении.

 

Тем не менее нынешняя ситуация дает основания для осторожной надежды.

 

Я надеюсь, вскоре вновь возобновятся серьезные переговоры между нашими странами по стратегическим  вопросам.  Возможности  компромисса  существуют,  хотя  добиться  их будет нелегко в силу той асимметрии, которая существует сегодня между военными потенциалами России и США. В советские времена была симметричность, можно было договариваться на основе паритета. Сейчас это сделать очень сложно. Но можно.

 

Повторюсь: без экономической основы нам будет очень трудно сформировать прочные стабильные отношения с США. Тут требуются крупные, масштабные проекты, о чем говорится в совместном заявлении послов.

 

Хочу напомнить, что индустриализация СССР в 30-е годы произошла благодаря массовым закупкам   технологий   в   США.   Горьковский   автозавод,   Магнитка,   гиганты   первых пятилеток – они взросли на американских технологиях. Тогда это было сделано путем ограбления крестьянства и массовых репрессий. Сегодня у России есть огромные деньги, которые мы почему-то не инвестируем внутри страны. Есть идея создания Финансового агентства, которое опять же будет делать инвестиции за пределами России.

 

Но  надо  восстанавливать  нашу  промышленность.  Надо  продумать,  как  с  помощью средств, которые Россия аккумулировала в разных государственных фондах и где они лежат мертвым грузом, начать давать кредиты или кредитные гарантии российскому частному  сектору,  который  набрал  крупных  долгов  на  Западе.  В  результате  у  нас огромные госрезервы денег и маленький госдолг, а долг российских корпораций, в том числе и государственных, растет с каждым годом. История с Кипром показывает, чем это кончается.

 

То есть требуется маневр. Необходимо развивать разносторонние связи, Но две основные опоры – это стабилизация в стратегической сфере и создание экономической платформы двусторонних отношений.

 

– Такого мнения придерживаются и американские участники встречи?

 

– Послы – это те люди, которые в свое время разрабатывали самые первые соглашения между нашими странами – такие, как договор по ПРО, Соглашение ОСВ в 1972 году, другие соглашения, которые подписывались при Никсоне, при Картере, при Рейгане и при Буше-старшем.

Кстати, Джек Мэтлок в 1962 году, во время Карибского кризиса, переводил телеграммы Хрущева к Кеннеди и наоборот. И если бы он запоздал хоть на полчаса, нас с вами не было бы в живых.

 

Опыт у этих людей колоссальный. Их оценки и рекомендации создают позитивную атмосферу для будущих переговоров на официальном уровне. Честно говоря, я горжусь тем, что 10 лет назад мне пришла в голову мысль провести подобную встречу. Нынешняя встреча – уже шестая. Такого клуба бывших послов двух стран нигде в мире нет.

 

Тамара Замятина

 

 

 

 

 

Поделиться:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники
  • Print

Резолюция

Зиборов В.А. “Экономическая галерея новой экономики”



Тихонов Д. Н. “Эффективное бизнес образование”



Тихонов Д. Н. “Эффективный менеджмент”



Пелехатый М. М. “Фокусы языка”



Зорин И.Ю. «Мастер класс по самообороне для офисных работников»



Виноградов Б.А. «Компетенции руководителя в сфере финансового контроля»



Пелехатый М.М. «Техники и технологии НЛП в переговорах»



Фурта С.Д. «Управление проектами»



Чушкин В.И. «Бизнес-аспекты евразийского интеграционного процесса»